НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ «НАУЧНЫЕ ТРУДЫ В.В. КАВЕЛЬМАХЕРА»

 

В.В. Кавельмахер

Памятник архитектуры XVIXVIII вв. –

церковь Михаила Архангела в селе Синьково

Раменского района Московской области

  

Источник: Кавельмахер В.В. Памятник архитектуры XVIXVIII вв. – церковь Михаила Архангела в селе Синьково Раменского района Московской области. Все права сохранены.

Скомпоновано С.В. Заграевским из рукописей В.В. Кавельмахера под общим названием: Пояснительная записка к проекту консервации памятника архитектуры XVIXVIII вв. – церкви Михаила Архангела в с. Синьково Раменского района Московской области. Главмособлстрой при Мособлисполкоме. Трест «Мособлстройреставрация». 1987 г. Все права сохранены.

Компоновка, научное и литературное редактирование рукописей, сканирование, форматирование и размещение электронной версии материала в открытом доступе произведено С.В. Заграевским в 2010 г. Все права сохранены.

 

 

Памятник русской архитектуры XVIXVIII вв. – церковь Михаила Архангела в подмосковном селе Синьково – был известен Императорской Археологической Комиссии как здание 1788–1789 гг.1

Принадлежность древней части здания XVI столетию была установлена, когда удалось отыскать известие о каменной церкви в Синькове в Писцовых книгах Поместного приказа 1621–1628 гг. и сделать из этого выводы, что на месте здания XVIII в. до начала XVII в. (точнее, до начала польско-литовской интервенции, после которой государством было предпринято «письмо всей земли») уже существовала другая, ранее неизвестная нам каменная церковь.

Осмотр руин церкви Михаила Архангела в октябре 1984 г. подтвердил эти выводы: в составе здания 80-х годов XVIII в. сохранилась северная стена древнего белокаменного храма с цоколем, порталом и карнизом. Замеченные в кладке белокаменной стены фрагменты из маломерного кирпича 21 x 10 x 4,5 см позволили уточнить предполагаемую датировку: кирпич данного размера, – как правило, вместе с другим материалом (белым камнем или большемерным кирпичом различного формата), – употреблялся преимущественно в памятниках середины XVI в. (до конца 60-х гг.).

В пользу последнего вывода свидетельствует «сказка попа церкви Архангела Михаила», сказанная им патриаршим дозорщикам в 1680 г., что «та, де, церковь Собор Архангела Михаила Пехрянские десятины Лужецкого стану строение церковное государское»2. «Государское» означает, что церковь построена в дворцовой вотчине из государевой казны, т.е., что это – казенное сооружение. Никакими известиями о раннем каменном строительстве (до, по крайней мере, середины XVI в.) в родовых дворцовых вотчинах мы не располагаем.

Памятник XVIXVIII вв. был поставлен на учет органами охраны памятников истории и культуры по инициативе треста «Мособлстройреставрация» в 1985 г. К сожалению, открытие нового памятника произошло слишком поздно: в течение 1983–1984 и даже 1985 г. белокаменная стена древнего храма была наполовину разобрана жителями Синькова на материалы для личных гаражей. Почти полностью был выбран находившийся до этого в закладке портал и частично – угловая лопатка.

На протяжении 1986–1987 гг. на памятнике проводились архитектурно-археологические исследования. Посредством расчисток фундаментов был выявлен план центрального ядра несохранившегося здания, включая четверик, алтарь, южный придел, начало южной паперти (?) и крылец. В 1987 г. под храмом был открыт древний белокаменный погреб с тремя оконными проемами и входом с приямком непосредственно под северным порталом храма. В алтарной части нового храма, под полом, было обнаружено скопление обломков кирпичного свода и тесаного кирпичного декора первоначального храма – все из маломерного кирпича указанного выше размера.

Таким образом, было окончательно установлено, что древняя церковь Михаила Архангела была выстроена в «смешанной» технике, имевшей особенно широкое распространение в середине XVI в.

Параллельно с этими работами был выполнен археологический обмер остатков древней северной стены, позволивший сделать некоторые выводы относительно высотной композиции здания.

Проделанные исследования позволяют дать первую, во многом гипотетическую, оценку вновь выявленному памятнику архитектуры XVI в.

Древняя церковь Михаила Архангела в Синькове принадлежит к тому же кругу памятников, что и церковь Трифона в Напрудном, считавшаяся до конца 40-х гг. нашего века зданием середины XVI столетия3. На близость памятников указывают, прежде всего, тождество строительной техники, характер обработки белокаменных квадров, толщина швов, высота ряда, применение в конструкции сводов и барабана одного и того же маломерного кирпича, а также почти полное совпадение основных габаритов обоих зданий (внутренние размеры четвериков обоих храмов: 5 х 5 м – церковь Михаила Архангела и 5,25 x 5,25 м – церковь Трифона) и идентичность некоторых архитектурных решений, например, наличие на фасадах т.н. «промежуточного» карниза (буквально на одной и той же отметке), косвенно указывающего на существование здесь в прошлом деревянных или каменных папертей с деревянным покрытием, отсутствие окон ниже этого карниза и т.д.

Не последнюю роль в сближении памятников играет также их общее происхождение и общий статус: оба построены в дворцовых селах, вблизи старинных московских дорог – Переяславской (церковь Трифона) и Коломенской (церковь Михаила Архангела), в одно, как мы полагаем, время, из одного материала, по воле одного заказчика и одной казной. Можно также утверждать, что, несмотря на то, что каждая из церквей могла играть какую-то свою символическую роль (церковь Трифона считается, например, обетной), обе церкви были приходскими.

При этом церкви Трифона в Напрудном и Михаила Архангела в Синькове – разные памятники, с различной объемно-пространственной структурой, различным типом сводчатых перекрытий и нетождественным декором, и в этом заключается, прежде всего, историко-архитектурное значение древней синьковской церкви. В ее лице мы имеем дело с неизвестной науке модификацией небольшого бесстолпного приходского храма середины XVI в.

Построенная «на кладбищах», церковь Трифона относится к типу храмов с крещатыми сводами, т.е. имеет строгий, симметричный план с расположенными точно по оси здания порталами и большой полукруглой, в размер четверика, апсидой. Церковь Михаила Архангела, напротив, выстроена «на погребах», на основе сложной плановой композиции, в виде группы разновеликих объемов. Ее далеко выступающая полуциркульная апсида резко смещена к северу, дьяконник отсутствует. Снаружи апсиды, на месте, традиционно отводимом дьяконнику, нами обнаружены фундаменты «приставного» придела Дмитрия Прилуцкого (упоминается в Писцовых книгах XVII в. Характер его фундаментов заставляет предполагать, что придел был деревянным4).

Разбивка фасадов четверика на прясла носит уникальный – ассиметричный – характер. Боковые порталы сдвинуты к востоку. Северный перспективный килевидный портал был целиком утоплен в стену5. К южному фасаду храма примыкало какое-то неизвестного назначения сооружение. Указанная асимметрия плана, прежде всего смещение поперечной оси к востоку, позволяет утверждать, что храм, в отличие от церкви Трифона, был перекрыт коробовым сводом со сдвинутой к алтарной преграде поперечной световой прорезью, и что барабан храма, в отличие от церкви Трифона, был световым. Храм имел не трифолийное, а позакомарное покрытие и развитый архитектурный декор.

 

Церковь Михаила Архангела XVI в. в Синькове. Реконструкция В.В. Кавельмахера.

 

Церковь Михаила Архангела XVI в. в Синькове. Реконструкция В.В. Кавельмахера.

 

 

Перечисленные особенности древней церкви Михаила Архангела в Синькове выдвигает ее в ряд заметных белокаменных памятников Подмосковья. В связи с этим встает вопрос об ее охране, о консервации ее остатков и о дальнейшем ее существовании в составе памятника XVIII в.

Несмотря на то, что вблизи храма продолжает существовать синьковское кладбище, сам памятник находится на грани уничтожения, лишен пользователя и не представляет никакого интереса ни для «туристического бизнеса», ни для предприятий совхоза «Софьино», на территории которого он находится. Хищническое растаскивание памятника некоторыми жителями Синькова показывает, что жить ему осталось недолго. Прежде чем будут решены связанные с памятником организационные и правовые вопросы, необходимо предпринять его срочную консервацию. Только она может в какой-то степени стать препятствием на пути его дальнейшего расхищения.

Отдельно законсервирован должен быть фрагмент древней белокаменной стены в интерьере храма. Законсервированным до лучших времен должен оставаться открытый нами погреб. Сейчас это наиболее цельная и наиболее, может быть, ценная часть памятника. Его физический объем, по самым скромным подсчетам, около 250 куб. м, и он прекрасно сохранился.

В число охранных мероприятий должно войти полное архитектурно-археологическое исследование первоначального ядра здания, включая археологические раскопки, обмеры, исследования и обмеры погреба, фотофиксацию и графическую реконструкцию наземной части памятника, с последующей публикацией этих материалов в печати.

 

 

Приложение 1

 

Акт технического состояния памятника архитектуры XVIXVIII вв. – церкви Михаила архангела в с. Синькове Раменского района Московской области

 

Церковь Михаила Архангела в Синькове построена в 1788–1791 гг. на месте древней белокаменной церкви. Археологические исследования фундаментов древнего храма показали, что план существующей церкви восходит к плану храма-предшественника, который посредством перестройки был увеличен в 2–3 раза. При перестройке одна из стен старого храма (северная стена четверика) была сохранена и от нее производилась разбивка нового здания. Северо-западный угол четверика церкви XVIII в. совпадает с древним северо-западным углом. Остальные три угла нового четверика разнесены на один–два метра. На еще большее расстояние (до трех метров) отнесены новая апсида, паперти и северный придел. Исследования древнего ядра памятника далеки от завершения, и данные выводы подлежат уточнению.

Церковь Михаила Архангела состоит из высокого четверика с полуциркульным в плане алтарем, смежного с четвериком северного придельного алтаря, общей трапезной перед ними (отдельного церковного помещения придел не имеет) и открытого в церковь и трапезную обширного южного притвора6. Перед западным фасадом церкви до 50-х гг. нашего века стояла трехъярусная колокольня.

Будучи сложным в плане, здание синьковской церкви имеет упрощенную объемную структуру. Вся обстройка четверика, включая алтари, устроена под один общий карниз. Четверик возвышается над сводами церкви наподобие квадратной башни. Прямоугольную призмообразную конфигурацию имели и три яруса несохранившейся колокольни. Завершался четверик четырьмя фронтонами, невысоким приплюснутым куполом и глухим (вероятно, ложным) барабаном с главой. На фотографиях из архива ИАК барабан и глава производят впечатление поздних (деревянная конструкция, обтянутая железом).

Стены четверика синьковской церкви опираются на глухую северную стену древней церкви с заложенным кирпичом порталом (сейчас на этом месте пролом) и три большие арки, одна из которых, восточная, ведет в алтарь, южная – в притвор, а западная – в трапезную. Под восточной алтарной аркой стояли приложенные к ней снизу два столба, обозначавших алтарные проходы. Силуэты боковых алтарных проходов имели стрельчатые очертания. Эти столбы были разобраны в советское время. Опорой юго-западному углу четверика, а также сводам трапезной и притвора, служит пилон прямоугольной конфигурации. Второй пилон, поменьше (оставшийся от разборки первоначальной южной стены новой трапезной), расположен между этим пилоном и западной стеной. На него опираются две подпружные арки, поддерживающие поперечно ориентированный лотковый трапезный свод и продольно ориентированный лотковый свод притвора. Т.о., система внутренних опор большого синьковского храма состоит из северной стены четверика с приложенным к ней запада полупилоном и двух свободно стоящих пилонов – большого и малого.

До 30-х гг. нашего века церковь имела ограду в виде кирпичных столбов с деревянным штакетником. Между кладбищем и церковью, с северной стороны, стоял дом причта XIX в. (или церковно-приходская школа?). Дом был разобран на кирпич жителями Синькова в 1980-е годы.

Храм был изъят у общины верующих в начале 1930-х гг., позднее приспособлен под механические мастерские при профучилище. В настоящее время здание остается бесхозным и окончательно обращено в руину. Местные жители превратили здание церкви Михаила Архангела в каменоломню.

 

Фундаменты

Здание синьковской церкви выстроено с использованием фундаментов и конструкций храма-предшественника. Особенностью церкви XVI в. было устройство под ней (под четвериком и алтарем) глубокого белокаменного погреба с наружным приямком непосредственно под северным порталом храма. Для постройки погреба на месте будущей церкви был отрыт котлован, позднее засыпанный белокаменными отесками, щебнем и хлопьями раствора от возводимого здания. При перестройке храма ни погреб, ни засыпку вокруг него уничтожать и тревожить не стали, но и основывать прямо на них новые стены тоже не рискнули. Под угловые устои нового четверика поверх разобранных стен и засыпки были уложены огромные плиты дикого жернового камня в качестве своеобразных «башмаков». Последнее, как показывает состояние здания, полностью себя оправдало. Башмаки были положены очень мелко – выше дневной поверхности XVI в. Там, где жерновые плиты оказались негабаритными, утлы древних фундаментов оказались поврежденными. Там, где жерновых камней не хватило, новые стены уложены прямо по древней кладке.

Фундаменты под новыми стенами по периметру памятника не исследовались, и глубина их не замерялись. Однако по отсутствию трещин в стенах храма можно судить, что состояние их превосходно. В настоящее время доступны осмотру только фундаменты под западной стеной трапезной, где в 1903 г. был устроен калориферный подвал с наружным приямком. Здесь среди белокаменного полубута XVIII в. встречаются громадные бруски твердого песчаника (из этого материала частично сделана солея в храме, см. ниже). Очевидно, при устройстве подвала фундаменты под юго-западным углом здания перекладывались заново и укреплялись. Т.о., данный участок для здания в целом не характерен.

 Исследование фундаментов наружных стен церкви Михаила Архангела планируется произвести в 1988 г., но уже сейчас ясно, что они сложены на известковом растворе из материала разборки древнего белокаменного храма с добавлением собственного полубутового камня.

При обкопке древних фундаментов внутри существующей апсиды, под северной ее стеной, была зафиксирована пустая полость от сгнивших лежней, лежавших поверх засыпки древнего котлована почти у самой поверхности земли. Не исключено, что деревянные лежни, как и каменные башмаки под устоями четверика, были положены поверх старой кладки и засыпки во избежание деформаций кладки, но небольшими участками.

 

Цоколь

Белокаменный цоколь церкви Михаила Архангела – гладкий, из четырех рядов постелистого камня, – до 80-х гг. нашего века находился в абсолютной сохранности. В последние годы цоколь на 60–75 % выломан жителями Синькова. Из ворованного белого камня синьковцы строят погреба под своими гаражами.

 

Стены

Стены церкви Михаила Архангела (за исключением древнего фрагмента) сложены из большемерного кирпича размером 26,5–27 x 13,5–14 х 6,5–8 см с внутристенными коваными железными связями. В местах крепления связей в стены вложены анкерные камни. В забутовке встречается большемерный кирпич вторичного употребления, появившийся на памятнике, судя по всему, в результате ремонтов и поновлений старого храма. Маломерный кирпич эпохи первого строительства в забутовке пока не встречен. Кладка стен грубая, «на подсечных швах», выполнялась явно с расчетом на оштукатуривание. Раствор жесткий, плохо промешанный, желтого цвета.

Кладка пилонов дополнительно обкладывалась кирпичом с прокладками белого камня и армировалась полосовым железом. Пилоны в их настоящем виде возникли в результате изменения плана строительства7. Между кладкой юго-западного угла трапезной (по первоначальному плану) и приложенной к нему стеной южного притвора имеется вертикальный шов.

Декор дверных и оконных проемов храма – кирпичный. Четверик и несохранившаяся колокольня были обработаны рустом. На западном и восточном фасадах четверика были устроены большие иконные ниши (под живопись). На южном и северном фасадах ниши значительно меньшего размера были устроены посредством растески. Карнизы основного первого яруса церкви – кирпичные, четверика – белокаменные, классического профиля, с большим выносом. Сейчас карнизы утрачены наполовину.

Несмотря на отсутствие на памятнике кровель, состояние его стен следует признать удовлетворительным. Из-за сухости кладки они относительно хорошо противостоят непогоде, корни деревьев, которыми порос храм, внутрь кладки почти не проникают (корнями проросли своды и пазухи сводов, после обрушения сводов такие деревья засыхают). В отдельных местах сильно выветрены швы. В интерьере здания имеются довольно многочисленные утраты стенной облицовки, однако это результат хулиганских действий населения. Особенно пострадали лопатки и пилоны.

Внутри церкви, между северо-западным углом четверика и западной стеной, в советское время была сложена глухая стена из стандартного кирпича на цементном  растворе. Сейчас стена на 2/3 высоты разобрана жителями.

В интерьере храма в нескольких местах имеются разного назначения стенные ниши. Ниши перекрыты или лучковыми кирпичными сводиками, или белокаменными перемычками (из старых могильных плит) с лучковыми сводиками над ними. На белокаменной перемычке небольшой стенной ниши в алтарной стене апсиды придела Дмитрия Прилуцкого почерком XVIII в. вырезана дата «1791 ГОДУ». Вероятно, это дата его освящения.

Справа от западного входа в церковь сохранилась сильно разрушенная внутристенная лестница на чердак и на колокольню. На месте колокольни – два полуразрушенных пилона. Вход на лестницу вел с рундука из-под колокольни.

 В интерьере церкви в разных местах в 1903 г. были прорублены в стенах тепловые и воздухозаборные каналы.

Стены церкви Михаила Архангела полностью утратили известковую штукатурку, поросли мхом и лесом.

 

Своды и арки

Кирпичные своды церкви Михаила Архангела находятся в сильно разрушенном состоянии. Разрушенные корнями деревьев, почти полностью упали своды четверика, на 2/3 – своды трапезной, и полностью – своды алтаря придела Дмитрия Прилуцкого. Уцелели только своды южного нефа (притвора) и большого алтаря: их сохранила от разрушения толстая цементная стяжка, появившаяся здесь в советское время. Свод участка трапезной перед западной стеной четверика, при входе в церковь, может рухнуть с минуты на минуту, он – в аварийном состоянии. Уцелевшие своды текут и проросли корнями деревьев.

В церкви Михаила Архангела применены следующие типы сводов: четверик перекрыт сомкнутым сводом, большой алтарь – полусферическим, малый – близким к полусферическому своду с распалубками, трапезная – глаголеобразным лотковым сводом с распалубками над окнами и порталом (трапезная имеет в этом здании своеобразную конструкцию: в ее северо-восточной глаголеобразной части находится открытый в нее придел Дмитрия Прилуцкого). Служащий продолжением трапезной южный притвор, отделенный от нее столбом с двумя арками, также перекрыт лотковым сводом с распалубками. Толщина сводов в пятах и в пазухах – в полтора кирпича, в щелыгах – в один кирпич. Толщина трех больших арок, на которых покоятся стены четверика, – в два переката. Арочные проходы – в один кирпич. Лучковые перемычки над оконными нишами – в кирпич. Перемычки над стенными нишами – в полкирпича.

В пяты сводов вложены проемные связи, образующие систему. При обрушении сводов трапезной одна из связей обломилась8. Связи положены во все большие арки, кроме западной арки четверика. Ими привязаны к стенам оба свободно стоящих пилона и полупилон под северо-западным углом. Пилон под противоположным юго-западным углом четверика «прикован» к северной глухой стене четверика косо положенной связью (минуя арку). В пятах перекрывающего четверик сомкнутого свода сохранились две проемных крестообразных связи по странам света.

Все конструктивные арки здания находятся в удовлетворительном состоянии, что также говорит и о хорошем состоянии фундамента.

 

Окна и двери

Церковь Михаила Архангела имеет два входа: западный – центральный и южный – боковой. При приспособлении здания под мастерские были устроены дополнительные двери в одном из окон трапезной на северном фасаде. Западный вход сохранил свои дверные металлические полотна, хотя и страшно изуродованные. Южный вход своего полотна не сохранил. Еще одни двери вели с западного рундука на колокольню и на чердак, и еще одни – с чердака трапезной на деревянные певческие хоры (не сохранились).

Окна в церкви устроены в два света. Два больших полуциркульных окна второго света освещают четверик. По всем фасадам, кроме западного, включая алтари, равномерно располагаются 13 окон нижнего света. В большом алтаре три окна, в малом – два. Все 13 окон – одной архитектуры, но различаются в конструктивном отношении. Выбор конструкции окна зависел, как нам кажется, от того, освещало ли оно большую холодную или малую зимнюю церковь. В окнах большой церкви четверти кирпичные с лучковыми перемычками и заделанными в кладку решетками. В малой – с закладными колодами, вставленными решетками и прямыми деревянными перемычками из досок. Подоконники во всех окнах белокаменные, решетки – крестчатые.

В нижнем поясе окон сохранилась одна-единственная решетка – на северном фасаде (все остальные были выломаны жителями Синькова с помощью трактора и троса). Во всех окнах сохранились подставы от ставень. Почти все белокаменные подоконники выломаны.

Различие в конструкции окон теплой и холодной церквей заставляет предполагать, что церкви были разделены внутри деревянной перегородкой, служившей продолжением северной стены четверика (в том месте, где мы сейчас видим полуразобранную стену современной кладки).

 

Полы

Прямо под полом из метлахской плитки на портландцементе лежит цементный пол из мелкой брекчии, устроенный, в свою очередь, на отметке пола 1791 г. Фрагменты пола XVIII в. «в шашку» из черных и белых керамических лещадей сохранились местами, главным образом, у самых стен храма.

Цементный пол из брекчии появился в храме в 80-е гг. прошлого века, а пол из метлахской плитки – сразу после прокладки калориферных каналов в начале XX в. (после 1903 г., согласно дате утвержденного Духовной Консисторией проекта). По-видимому, первоначальный пол в храме был сильно выношен, имел утраты и не мог быть восстановлен, и его дополнили брекчией.

В большой церкви и притворе сохранилась солея из двух ступеней. Ступени солеи выполнены из колоссальных плит твердого, очень красивого песчаника в начале XX в. Возвышения для клиросов – из белокаменных плит лещадного типа. По сравнению с отметкой первоначального пола, последние по времени полы из метлахской плитки подняты всего на 3,5–5 см. Под полами на отметке XVIII в. – песчаная подушка, под ней – бой из лещадных плит и кирпича, линзы строительного мусора, выбросы глины из новых ям (под новые фундаменты). Под этими наслоениями (в основном, XVIII в.) – чистый белокаменный щебень времени строительства храма. Чистыми строительными отесками засыпаны пазухи погребного свода и котлован вокруг храма. Местами поверх засыпки встречаются залежи кирпичного боя и белокаменных деталей.

Белокаменные отески внутри контура древнего храма уложены насухо и засыпаны песком. После разборки церкви и снятия древних полов они остались нетронутыми. К сожалению, никаких остатков древнего покрытия этот сохранившийся in situ слой не хранит. Остается думать, что полы в церкви Михаила Архангела XVI в. были лещадными (в храме очень много битой и целой, выношенной ногами до черноты лещади).

На месте калориферного подвала 1903 г. в трапезной храма сейчас громадная яма. Груды щебня и мусора в церкви достигают местами метровой высоты.

 

Колокольня

Перед западным фасадом церкви Михаила Архангела, на склоне горы над речкой Глуховкой до 50-х гг. нашего века стояла трехъярусная колокольня с небольшим куполом и шпилем. Все три ее яруса были четвериковыми.

Под первым ярусом располагался рундук, через который попадали в храм и на внутристенную лестницу. Во втором, судя по всему, располагалась звонарская (на фото из архива ИАК этот ярус обработан рустом, с большими декоративными нишами под сандриками). Ярус звона состоял из четырех столбов и восьми колонн тосканского ордера по краям проемов, поддерживавших деревянную перемычку с клинчатой белокаменной кладкой. Купол и шпиль были, без сомнения, деревянными.

При обрушении колокольни обломки пилонов скатились под гору.

В начале XX в. колокольня дала трещину и стала отходить от церкви. От ИАК потребовалось разрешение на ее укрепление, было заведено дело, в которое оказались вложенными две фотографии церкви Михаила Архангела с колокольней на переднем плане. К делу приложены небольшие схематические чертежи и пояснения к ним. Это все, чем мы располагаем.

 

Кровли

Кровли храма не сохранились. Кровли четверика и колокольни были купольными, кровли трапезной, придела и алтарей, судя по фотографиям,– вальмовыми. Стропила и обрешетка были деревянными.

 

Элементы интерьера

Из элементов интерьера в церкви Михаила Архангела уцелели только два бревна от конструкции иконостаса, Фрагменты штукатурных карнизных тяг, незначительные фрагменты живописи XIX в. (в верхнем ярусе четверика) и надпись граффити на одной из печур (см. раздел "Стены"). Сюда можно также отнести фрагменты пола "в шашку" и ступени солеи из твердого песчаника.

 

Погреб

Белокаменный погреб под древним храмом был открыт нами летом 1987 г. О существовании погреба мы узнали в процессе расчистки фундаментов – по остаткам оконных колодцев, выходивших когда-то наружу.

Погреб, состоявший из двух камер, – большой под четвериком и малой под апсидой, – освещался тремя окнами. Два окна освещали большую камеру и одно малую. В большой погребной палате одно окно было слева от южного портала, второе – под левой стороной западного портала. С северной стороны свет проникал через дверной проем под северным порталом. Окно алтарной камеры смотрело на восток.

Окна выходили наружу в подиумном ярусе, полностью его прорезая, и приямков первоначально не имели. Конструкция прорезей ступенчатая, смотровые щели перекрыты прямыми блоками камня. Восточное окно пока не расчищалось, а западное и южное украшены красивыми перспективными наличниками.

Основная камера перекрыта продольно ориентированным коробовым сводом с распалубкой над входом. Своды белокаменные, идеальной сохранности. Из большой камеры в малую ведет дверь с четвертью. При перестройке храма вход в погреб был завален, и о нем забыли. При прокладке калориферных каналов в 1903 г. рабочие обнаружили его, пробили в одном месте его свод и в течение всего строительства ссыпали туда мусор. Таким же образом ссыпали мусор в малую камеру. Последняя оказалась засыпанной почти до сводов.

Исследования показали, что перед входом в погреб, непосредственно под северный церковным порталом был большой каменный приямок, перекрытый белокаменным же сводом. При перестройке церкви приямок пострадал, его стены и свод оказались разобранными, но сам  погреб сохранился полностью. Сейчас это наиболее ценная часть памятника. Особенности устройства погреба говорят о чрезвычайно сложной объемно-пространственной структуре храма (например, приямок перед северным порталом и «слишком близкое» к южному и западному порталам расположение окон свидетельствуют о существовании в древней церкви крытых папертей или крылец). Исследование погреба синьковской церкви необходимо продолжить.

 

Октябрь 1986–ноябрь 1987 г.

 

 

Приложение 2

Предварительные замечания к проекту консервации памятника архитектуры XVIXVIII вв. церкви Михаила Архангела в с. Синькове Раменского района Московской области

 

Настоящий проект консервации разработан на основании проекта реставрационного задания, подготовленного в марте–апреле 1986 г. сотрудниками треста «Мособлстройреставрация» и предварительно согласованного с начальником Производственного бюро. По этому заданию, проектно-исследовательские работы по церкви Михаила Архангела было решено проводить не в полном объеме (таково было устно выраженное пожелание нач. Производственного бюро). В смету-калькуляцию не были включены историко-архивные изыскания и историческая записка, а натурные исследования, в целях экономии, заранее были ограничены только древним ядром памятника, что составляет не более 4% от основного объема.

Причиной сдержанного отношения к памятнику села Синькова со стороны Производственного бюро было крайне руинированное его состояние и отсутствие перспектив на включение его в план производства работ по Московской области на ближайшие годы. В результате смета-калькуляция на проектно-изыскательские работы по памятнику высокой научной ценности составила всего около 2600 руб., вследствие чего все исследовательские и проектные работы было решено закончить в сезон 1986 г.

Однако уже в разгар исследовательских работ на памятнике стало ясно, что выявленный нами в руинах здания XVIII в. маленький белокаменный храм (чьи габариты чрезвычайно близки к габаритам церкви Трифона в Напрудном в Москве) – всего лишь центральный объем сложной ассиметричной, одновременно возникшей храмовой композиции, с белокаменным погребом, папертями, наружным приделом и чрезвычайно развитым для своего времени декором. Это заставляет нас пересмотреть ранее высказанную историко-архитектурную оценку памятника и признать, что в лице церкви Михаила Архангела в Синькове мы имеем дело с памятником еще неизвестного науке типа.

В связи с этим возникает необходимость после выполнения договорных обязательств в объеме сметы-калькуляции 1986 г. (работы будут закончены в течение лета 1987 г.) подготовить новую смету-калькуляцию на недостающие работы и ходатайствовать перед Производственным бюро о включении этих работ в план будущего 1988 г.

В новую смету-калькуляцию должны войти: архитектурно-археологические обмеры всего памятника, археологические раскопки (или выполнение архитектурных шурфов), историко-архивные изыскания и историческая записка, а также историко-архитектурное описание памятника и его графическая реконструкция. Кроме того, нами было получено Плановое задание Производственного бюро от 25 июня 1986 г., в которое оказались включенными следующие, не предусмотренные нами работы: рабочие чертежи, проект организации работ и реставрационный отчет с фиксационными чертежами. Ясно, что эти работы также должны войти в дополнительную смету-калькуляцию.

 

 

Приложение 3

 

Настоящий проект консервации церкви Михаила Архангела в Синькове предусматривает:

1. Восстановление стен и сводов памятника из белокаменного кирпича, вычинку стен внутри и снаружи, восстановление дверных и оконных проемов, решеток в окнах и дверных металлических полотен при гонном в окне в церковь и при входе на колокольню.

2. Восстановление белокаменного цоколя церкви из подлинных блоков и белокаменных карнизов четверика из отливок. Просить местные органы власти добиться возвращения похищенного в 80-ые годы строительного материала.

3. Устройство на памятнике временных вальмовых кровель по деревянным стропилам и обрешетке, из оцинкованного железа.

4. Выполнить закладку кирпичей западного входа в церковь и лестницы на чердак с целью прекращения доступа внутрь памятника посторонних лиц.

5. Произвести консервацию древней белокаменной стены в интерьере храма. Заложить образовавшийся после разборки портала пролом стандартным кирпичом. После изъятия подлинных белокаменных фрагментов портала у жителей Синькова восстановить портал в белом камне и вновь заложить кирпичом. Заложить кирпичом белокаменные ниши в стене XVI в.

6. Вычинить два оставшихся от колокольни столба перед западным входом в церковь. Накрыть их кровлями из оцинкованного железа.

7. Очистить церковь и территорию от строительного мусора, засыпать яму, образовавшуюся на месте калориферного подвала, и приямок. Устроить временные земляные полы. Погреб ни в коем случае не раскрывать.

8. Произвести на памятнике археологические раскопки с последующей засыпкой раскопов.

 9. Исследовать и вновь засыпать белокаменный погреб под древней частью храма.

10. Оштукатурить и побелить памятник.

11. Восстановить лопнувшие связи.

12. Устроить грозозащиту и отмостку.

 

Ведущий архитектор

В.В.Кавельмахер

 

Примечания

1. Архив ЛОИА, ф.1, Археол. Комиссия, дело № 136, 1911 г. Данные сведения были почерпнуты Комиссией из церковной метрики 1884 г. (имеется в деле)

2. ЦГАДА, ф. 235, Патриарший Казенный приказ, оп. 3, ед. хр. 110, л. 648, 648 об. О том, что село Синьково было дворцовым, сообщают Писцовые книги нач. XVII в.: ЦГАДА, ф. 1209, оп. 1, ед. хр. 9809, л. 435 об. Казенным государевым селом оно оставалось до 30-х гг. XVIII в.

3. Памятник был передатирован в 1947 г. арх. Л.А.Давидом на основании позднего граффити на стене храма, где рукой кладбищенского резчика полууставным почерком кон. XVIXVII вв. было сделано несколько одних и тех же проб: «ЛЕТА 3 ПРЕ», т.е., «Лета 7000 преставися» – без продолжения. Данная формула представляет собою обычную трафаретную часть любой эпитафии, которая в зависимости от даты смерти погребенного дополняется сотнями, десятками и единицами. Кроме того, могильные плиты в 90-ые гг. XV в. в подавляющем большинстве не надписывались, а те из них, которые все-таки надписывались, надписывались в технике в собственном смысле слова «граффити», т.е. процарапывались.

4. Фундаменты из полубутового камня уложены прямо по засыпке котлована XVI в., т.е., они современны храму. Храм же и его погреб выстроен из гладкотесаного камня. Объяснить такое различие приемов возможно, только если предположить, что придел был задуман и выполнен деревянным.

5. Причиной такого решения, с нашей точки зрения, могло быть наличие непосредственно под порталом обширного, перекрытого каменным сводом, с каменной лестницей – приямка перед входом в погреб. Этот приямок несомненно должен был закрываться от непогоды посредством или тесовой паперти, или деревянного прируба, или еще каким-нибудь способом, потребовавшим «утопить» в стену колонки портала и убрать лопатку слева от него (Дальнейшие исследования покажут, как все было устроено на самом деле. Не исключено, что ограждение приямка было белокаменным под тесовой кровлей).

6. В процессе строительства новой церкви южный притвор оставался в течение некоторого времени отделенным от трапезной сплошной стеной (результат первоначального замысла строить церковь по несколько иному плану), однако по мере возведения здания планы ктиторов изменились, и успевшая к этому времени возникнуть стена между трапезной и притвором была разобрана. Ослабленный этой разборкой пилон под юго-западным углом четверика был обложен дополнительной кладкой, а часть стены между трапезной и южным притвором обращена в дополнительный малый пилон. По- видимому, строители первоначально предполагали выстроить церковь с одним классическим южным притвором, и указанная стена должна была стать наружной.

7. См. примеч. 6.

8. Интересный узел из связей возник в процессе перестройки юго-западной части здания. Здесь после разборки (частичной) южной стены трапезной и переноса юго-западного угла здания на юг были положены сразу две связи (в виде расходящейся рогатины): одной привязали старую стену, другой – прикладку к ней.

 

 

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ «НАУЧНЫЕ ТРУДЫ В.В. КАВЕЛЬМАХЕРА»

 

 

Все материалы, размещенные на сайте, охраняются авторским правом.

Любое воспроизведение без ссылки на автора, источник и сайт запрещено.